Насколько далеко зайдет Путин?

Комментарий Центра АРВАК, 30.04.2024

07.05.2024 в Москве состоится инаугурация вновь избранного президента РФ В. Путина, и, согласно конституции РФ, в тот же день действующее правительство сложит полномочия. После инаугурации президент выдвинет кандидатуру нового премьера, которую Госдума РФ должна рассмотреть в течение двух недель. Вслед за утверждением премьерской кандидатуры, по закону, в течение двух месяцев будет оглашен состав кабмина, который также будет утвержден Госдумой с номинальным сроком на 6 лет.

В свете последних событий в мире и вокруг РФ ожидаемая реорганизация политической власти в стране приобретает особую значимость и, учитывая экзистенциальные вызовы Москве, высветит вектор дальнейшего пути Путина. В том же, что власть должна претерпеть изменения, в России мало кто сомневается. В этом плане у российской общественности и элит есть понимание того, что стоящие перед страной вызовы невозможно нейтрализовать с опорой на лиц и методы их работы, которые не эффективны в режиме аврала в государстве, а некоторые и просто провалили вверенные им сферы.

Речь идет о реорганизации «содержания» власти при сохранении ее «формы», а не о фиктивных рокировках, по сути не влияющих на качество управления. Очевидно, В. Путин хорошо понимает, что просто смена лиц в правительства – это не ключ к преобразованию системы управления, и, тем не менее, – это первый необходимый шаг для ее перехода на качественно новый уровень. С этой точки зрения президентские выборы предоставили удобную возможность масштабной ротации кадров в высших эшелонах власти с прицелом на начало комплексного преобразования страны, отвечающего сложившимся вокруг нее реалиям.  При этом, система государственного управления и военно-политические и финансово-экономические элиты на данном этапе не должны подвергаться глубокому стрессу, а радикальные шаги в ответ на провалы в некоторых сферах могут оказаться контрпродуктивными в условиях внутреннего хрупкого баланса сил. Возможно, именно поэтому еще в марте с. г.

В. Путин уверял общественность, что работу действующих министров считает «удовлетворительной».  Относительно же смены состава своей команды он заявил: «Мы вместе все продумаем спокойно в рабочем, товарищеском режиме, и эти решения примем.  Суетиться не нужно, закон дает такую возможность – в течение двух, фактически, месяцев решать эти вопросы».

Тем самым, Путин сохраняет интригу, но и дает понять, что изменения намечаются кардинальные, а «старые товарищи» должны воспринять их адекватно и с пониманием. В противном случае, реакция будет неизбежна, ведь на кону существование самой страны.

По мнению известного российского экономиста Михаила Хазина, Путин уже разорвал свой старый договор с представителями «все еще довольно могущественной группировки внутри страны». В ходе выступления в дискуссионном клубе «Улица Правды» Хазин выразил убеждение, что президент РФ избавил себя от соблюдения прежних внутриэлитных договоренностей, в рамках которых собственность российских олигархов считалось неприкосновенной. Об этом свидетельствует как уже начавшийся процесс национализации ряда предприятий и ужесточения контроля над крупным частным капиталом, так и симптомы демонтажа модели сращивания государственного аппарата с олигархатом. «Движение в направлении проведения в России полномасштабной чистки элиты, кажется началось. Оно будет проходить не только среди чиновников, но и среди олигархов. Все те, кто не захочет следовать новому курсу, лишатся своего статуса и должностей», – заключил экономический эксперт.

Очевидно, что процесс пересмотра условий договора Кремля с финансово- экономическими элитами страны уже запущен. Эти условия меняются сообразно потребностям вступившего в изматывающую войну государства, поддержка жизнедеятельности которого более невозможна в логике прежней системы распределения национальных ресурсов и контроля над капиталами. А посему, радикальные изменения в финансово-экономическом блоке правительства и философии его функционирования неизбежны.

Мнения в самих российских экспертных кругах о том, насколько далеко может пойти В. Путин в вопросе реорганизации своей нынешней команды, кардинально разнятся. И прежде всего потому, что, во-первых, президентская администрация перекрыла утечки достоверной информации на этот счет. Вторая причина – непредсказуемость решений российского президента, на которую ссылаются практически все аналитики. Исходя из этих двух факторов, прогнозы более опираются на субъективные ощущения экспертов и журналистов.

Еще в апреле с. г. российское интернет-издание Meduza попробовало сопоставить данные от разных источников из Кремля и правительства РФ, однако прийти к единому знаменателю относительно ключевых увольнений и назначений так и не удалось. Практически все источники ссылались на упорное молчание Путина, вследствие чего, по их признанию, в самом президентском аппарате и правительстве даже самые высокие чины вынуждены довольствоваться лишь слухами. Нет никакой достоверности, но только предположения и надежда, что «глобальных перестановок» не будет из-за войны на Украине и пока еще не состоявшихся президентских выборов в США. Между тем, ряд независимых российских экспертов считает, что напротив, именно Украинская война заставит Путина начать кардинальное переформатирование правительства. К примеру, профессор ВШЭ Марат Баширов считает, что такая встряска в первую очередь коснется министерств и ведомств социально-экономического и военно-промышленного блоков. Поскольку, именно здесь в первую очередь наблюдается концентрация внимания Кремля в контексте реформирования системы жизнедеятельности государства изнутри. С ним согласен глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов, по мнению которого «для Кремля важно подать сигнал о ротации, нужна свежая кровь». По его словам, ожидание перемен «растет по всем позициям» в правительстве.

Также, по понятным причинам, особый интерес проявляют к ожидаемым решениям В. Путина западные СМИ и аналитические центры, но их внимание больше заточено на судьбе ключевых фигур путинской команды, оказывающих непосредственное влияние на внешнеполитический курс РФ, ход боевых действия на Украине и широкий контекст противостояния РФ с Западом. И если российские СМИ предпочитают осторожно оценивать перспективы, ожидающие этих фигур или обходить вопросы их политического будущего в своих оценках, то западная пресса в своих прогнозах более раскована. Так, американское агентство Bloomberg, ссылаясь на собственные источники, опубликовало прогноз, согласно которому не исключены варианты с отставками Мишустина, Шойгу и Лаврова. Согласно Bloomberg, российский премьер обладает достаточно прочным запасом президентского доверия, однако у Путина есть оптимальная кандидатура на случай, если Мишустин по тем или иным причинам не будет соответствовать новой экономической политике Кремля. Речь идет о ныне занимающем пост замглавы президентской администрации Сергее Кириенко. Он является одним из самых радикальных сторонников СВО и антизападной политики РФ, пользуется большим доверием Путина и имеет не долгий, но очень полезный опыт руководства кабмином (с 24 апреля по 24 августа 1998 г.). Согласно имеющимся оценкам, Кириенко – фигура максимально мотивированная на процесс вывода из зоны комфорта финансово-экономических элит и подчинения их деятельности внешнеполитическим интересам страны.

Относительно Шойгу Bloomberg намекает, что тот стал токсичной фигурой для Путина после истории с восстанием главы ЧВК «Вагнер» Евгения Пригожина. На пике пригожинского бунта президент поддержал Шойгу, но, вероятно, сделал это из соображений необходимости предотвращения процесса институционального разложения воюющей армии и оборонного ведомства, а не из личных симпатий к своему министру. Вместе с тем, когда ожесточенная фаза войны пока еще продолжается, президенту будет невыгодно отправить Шойгу в отставку. И поэтому он может пока повременить с этим решением.

Что же касается Лаврова, то Bloomberg прогнозирует, что, скорее всего, его заменят на посту главы внешнеполитического ведомства. Ссылаясь на свои неназванные источники в РФ, американское издание замечает, что возраст Лаврова (74 г.) проблематичен для напряженного графика работы главного дипломата страны и его постоянных перелетов. Но при этом агентство не называет имени человека, который мог бы заменить Лаврова.

Суммируя приведенные оценки, следует отметить, что российскому президенту удалось сохранить интригу, поскольку мнения экспертов и СМИ более походят на догадки, а не прогнозы, и основываются исключительно на неподтвержденных слухах и чисто логических умозаключениях. У всех есть убеждение в том, что российский президент желает кардинально перекроить высшие эшелоны власти в стране, однако вопрос в том, насколько он решится перейти к радикальным мерам. Страна экзистенциально нуждается в коренных преобразованиях внутри власти, но вместе с тем находится в положении, при котором избыток проявляемой новаторской инициативы может обрушить всю систему. И, тем не менее, Путин все же может рискнуть и пойти далеко в вопросе преобразований. Следует учитывать, что почти все приведенные выше прогнозы, за исключением мнения М. Хазина, были сделаны в период от середины марта и до начала апреля, тогда как за месяц до путинской инаугурации произошли события, которые могут иметь непосредственное отношение к планам главы РФ максимально радикализировать курс на перемены.

Прежде всего речь идет о министерстве обороны страны. Арест 23.04.2024 с обвинением в коррупции заместителя Шойгу по строительству военных объектов и жилья генерала армии Тимура Иванова стал неожиданностью не только для российского общества, но и властных структур. Стало известно, что ФСБ целых пять лет следила за деятельностью Иванова и получила санкцию на его задержание от президента ровно за две недели до его инаугурации. Едва ли это можно квалифицировать как случайность. Более того, оппозиционная пресса России утверждает, что в скором времени будет задержан и другой первый заместитель министра обороны – Руслан Целиков. Это значит, что кресло под Шойгу зашаталось, и очень высока вероятность того, что министр обороны будет смещен. Российская оппозиция склонна связывать удар по позициям действующего министра обороны с двумя главными факторами. Во-первых, якобы, это результат намерений президента ослабить группировку во властных элитах, собранную вокруг самого Шойгу и близкой ему олигархической семьи Ковальчук. Во-вторых, знак недовольства президента тем фактом, что российская армия не сумела эффективно воспользоваться полугодовым периодом, за время которого Украина не получала крупных партий вооружения от Запада.

По сути, обе версии свидетельствуют о том, что Шойгу действительно превратился в токсичную фигуру и для Путина лично, и для глобальных преобразований, которые тот стремится осуществить в госаппарате. Очевидно, что министр обороны девальвировал имидж скромного и эффективного кризис-менеджера, которым успешно пользовался в годы своего управления МЧС. Он также растратил “сирийские лавры”, которых удостоился за эффективную организацию операции по защите ближневосточной страны от агрессии ИГИЛ и удержанию у власти правительства Асада. В условиях тяжелой войны на рубежах собственно самой России, былые качества Шойгу себя не проявили, что не может не тревожить верховного главнокомандующего. В этом свете история с «пригожинским бунтом» приобретает совершенно иные очертания, и едва ли Путин не вынес урока из перипетий противостояния олигарха с МО и его обвинений в тотальной коррумпированности ведомства, которое, несмотря на демонстрируемую Кремлем удовлетворенность ходом СВО, фактически «провалило его».

Учитывая эти обстоятельства, можно предположить, что вероятность отставки Шойгу даже более высока, чем прогнозировал Bloomberg.

Что касается Мишустина, то организованный 03.04.2024 в Госдуме обширный пятичасовой отчет его работы по итогам 2023 г. показал, что Путин не имеет намерений менять премьера. Госдума стоя аплодировала Мишустину в знак одобрения его деятельности, что едва ли возможно в отрыве от соответствующего настроя самого Кремля. Очевидно, что Путин лично санкционировал публичную демонстрацию максимальной лояльности действующему премьеру, тем самым дав понять, что стиль работы и успехи Мишустина его устраивают. Будучи классическим технократом, Мишустин вполне устраивает Путина в плане скромной политической харизмы и относительной независимостью от сросшихся группировок чиновников и олигархов. Эта фигура, которая сможет синхронизировать параметры работы правительства с запросами президента по качественному изменению философии и стиля управления экономикой. Можно предположить, что именно достаточно эффективная в условиях войны работа Мишустина за последние два-три года позволила Путину удостовериться в возможности достижения максимальных успехов по президентским запросам.

С учетом вышесказанного, замена действующего премьера РФ представляется маловероятной.

И, наконец, следует рассмотреть перспективы третьей ключевой фигуры в российской власти, сфера курации которой приобретает особую значимость в свете последних развитой вокруг России.

Если внутри страны сохраняются относительная стабильность и сплоченность, и даже намечаются предпосылки изменений в социально-экономической сфере, то внешнеполитический вектор остается самым проблематичным для Кремля.

Учитывая максимальную вовлеченность Путина в международной политике страны и его непосредственное участие в разработке глобальной стратегии действий РФ на международной арене, работа министра ИД всегда была наиболее закрытой областью для широкого обсуждения и, тем более, критики со стороны экспертов, СМИ и общественности. Потребность рационалистичного дискурса относительно внешнеполитических проблем страны была подменена перманентной пропагандистской компанией в логике «черно-белого» восприятия событий, проистекающих вокруг России. Внушаемый обществу лейтмотив «Злой Запад чинит козни – Россия успешно борется» стал единственно допустимой формулой осмысления международного положения РФ и ее глобальной внешнеполитической стратегии. Ни о каком плюрализме мнений по внешнеполитическим вопросам в кулуарах власти и на публичной площадке говорить не приходится, что во многом это стало причиной утраты адекватного понимания обществом сложившихся реалий. Между тем, с благословения Путина и под руководством Лаврова внешнеполитический курс РФ и ее шаги на международной арене привели страну к крайне спорным, с точки зрения надежности, позициям.

Факты сами говорят за себя.  РФ допустила прозападный переворот в Украине, как минимум 50% граждан которой на тот момент абсолютно лояльно относилось к Москве. Россия не избежала войны, по сути, с братским государством, чем способствовала солидаризации Запада вокруг антироссийской повестки. В результате, Запад сколотил коалицию из 50 стран против РФ, нарастил свой общий оборонный бюджет, расширил НАТО и увеличил протяженность его непосредственной границы с Россией на 1000 км до Арктики. Россия попыталась построить политико-экономический альянс с Турцией, в результате чего практически уступила ей Южный Кавказ и лишилась здесь единственного союзника – Армении. В итоге, после получения максимальных выгод и уступок, Анкара, фактически, начала процесс отстранения от Москвы. Россия не смогла (или не захотела) оформить естественный союз с Ираном, вопреки обещаниям не добилась альянса с Китаем, истратила свой вес в Средней Азии, строит невнятные отношения с арабским миром. Наконец, Россия сама способствовала демонстрации недееспособности оборонного союза ОДКБ, а сдачей Нагорного Карабаха Азербайджану девальвировала свой имидж поборницы права народов на самоопределение и реноме надежной союзницы.

Едва ли российский президент не осознает масштабы провала внешней политики и ошибочных рекомендаций своего “железного министра”. Итог двадцатилетних внешнеполитических экспериментов дипломатической связки Путин–Лавров обернулся практически полной изоляцией России. В заслуги Лаврову можно разве что поставить лояльность России полдюжины африканских диктатур и игнорирование им запрета на курение табака в штаб-квартире ООН, о чем воодушевленно вещали российские СМИ еще на заре министерской карьеры главного российского дипломата.

Судя по всему, прогнозы и слухи об отставке Лаврова действительно оправданы. И дело вовсе не в его преклонном возрасте, о чем говорят российские и международные СМИ, со ссылкой на свои источники в Кремле. Дело в намерениях Путина остановить процесс деградации внешнеполитического потенциала РФ, что будет трудно осуществить с нынешним министром. Жесткость Лаврова и его привычка всюду идти напролом, которые ставились ему в заслугу еще каких-нибудь 10 лет назад, сейчас наглядно свидетельствуют о своей контрпродуктивности. Но Лавров должен уйти, унеся с собой не только эпоху косности и псевдодержавного высокомерия российской внешней политики, но и персональные ошибки самого российского президента, долгое время не замечавшего опасные последствия подобного пути.

В этом смысле не только Лавров, но и все министры, главы федеральных округов, руководители ключевых ведомств, вопрос увольнения которых находится в повестке Кремля, станут балластом, призванным избавить Путина от наследия собственных ошибок и изъянов системы, выстроенной им за четверть века своей неограниченной власти. Большинство независимых наблюдателей сходится во мнении, что объективные реалии вынуждают Путина пойти на преобразование всей системы и замену людей ее олицетворяющих, но при этом сам он не готов или, пока не готов, к осмыслению необходимости собственного ухода. И это самая главная особенность его «волевого, исторического для России, начинания».

Изменить все, оставшись самому.

А вот в отношении результатов подобной реформаторской концепции мнения разнятся. Есть убеждение в том, что, с учетом необходимости кардинальных преобразований системы, страна на данном этапе не выдержит отречения от власти самого Путина. И есть обратно противоположное мнение о том, что система априори не может быть преобразована без смены центрального фигуранта, являющегося воплощением ее сути и философии.

И только время покажет, какая из этих точек зрения наиболее убедительна.