РА, Арцах, Диаспора

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ТУРЦИИ-2023

PRESIDENTIAL ELECTIONS IN TURKEY-2023

Арестакес Симаворян(1)

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ТУРЦИИ-2023 (2)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Президентские и парламентские выборы в Турция 2023 г. станут поворотным моментом для страны. Предстоящие выборы уже привлекли значительное внимание как внутри страны, так и за ее пределами. По оценкам экспертов, ожидается ожесточенная борьба между правящей партией и оппозицией. Хотя изначально голосование было назначено на 18 июня 2022 г., но в январе президент Турции Р. Т. Эрдоган объявил, что президентские и парламентские выборы пройдут 14 мая. Напомним, что Эрдоган отличается исключительным политическим долголетием в Турции: с 2003 года, изначально занимая пост премьер-министра. Он был первым премьер-министром, который позже, став президентом в 2014 г., изменил конституцию страны.

Выборы 2023 года станут серьезным испытанием для президента Р. Т. Эрдогана и его правящей Партии справедливости и развития (ПСР), которая находится у власти с 2002 года. В течение многих лет ПСР доминировала в турецкой политике и проводила различные реформы с целью модернизации страны и укрепления ее позиций на мировой арене. Тем не менее, в последние годы правящая партия сталкивается с растущим недовольством общества и различных политических сил. Критики обвиняют Эрдогана в авторитарности и подавлении политической оппозиции. Разрушительное землетрясение в Турции в феврале стало еще одним новым вызовом для конкурирующих политических сил, поскольку, независимо от того, кто победит на выборах, победитель получет тяжелое наследие.

Помимо неблагоприятной внутриполитической ситуации, Турция также оказалась в эпицентре различных региональных конфликтов (Сирийский кризис, сохраняющаяся напряженность в отношениях с Грецией, боевые действия турецких военных в Северном Ираке и др.).

СОПЕРНИКИ ЭРДОГАНА И ПРЕДВЫБОРНЫЕ ПРОГРАММЫ

Основным конкурентом Партии справедливости и развития (ПСР) Эрдогана и сформировавшей с ним коалицию Партии национального движения (АШК), является Народно-республиканская партия (НРП), которая намерена баллотироваться на выборах единым фронтом, в составе которого шесть основных партий. Самой крупной из них является «Народно-республиканская партия» во главе с Кемалем Кылычдароглу, затем идет «Хорошая партия», основанная в 2017 году Мераль Акшенер, на третьем месте – «Партия будущего», основанная в 2019 году бывшим премьер-министром и министром ИД Ахметом Давутоглу, далее — Партия «Демократия и прогресс», которую в 2020 г. основал Али Бабаджан, «Партия Счастья» Темеля Карамоллаоглу и «Демократическая партия» Гюльтекина Уйсала.

Примечательно, что идеологическая палитра этого союза чрезвычайно разнообразна. Здесь есть и кемалисты, и левые, и даже партии с крайне правыми взглядами. Очевидно, что партии, представляющие блок, отложили в сторону идеологические разногласия и объединились вокруг одной цели – положить конец единоличному правлению Эрдогана.

30-го января оппозиция опубликовала свою предвыборную программу – «Меморандум о взаимопонимании по совместной политике». Программа включает в себя более 2.000 проектов, связанных с внутренней и внешней политикой страны, безопасностью (в том числе — кибербезопасностью), цифровизацией, экономикой, энергетикой, научно-образовательной и научно-технологической сферой, судебной системой и другими сферами жизни общества.

Учитывая содержащиеся в программе экономические обещания, турецкие эксперты характеризуют ее как «либеральную» экономическую программу». Что касается социальной политики, то пункты программы определены как популистские обещания.

Противостоящая Эрдогану оппозиция обещает в случае победы отменить ряд мегапроектов, в том числе — строительство[3] «Стамбульского канала». Во внешней политике и политике безопасности оппозицией планируется реализовать следующие шаги:

  1. Отношения со стратегическим инструментарием внешнеполитического курса Турции

Укрепить Организацию тюркских государств, расширить роль Турции в структурах Черноморского экономического сотрудничества, Исламской организации и Экономического сотрудничества, в международных отношениях повысить роль организации «D-8» или так называемой «Исламской восьмерки»[4]. Учитывая то, что, с точки зрения национальной безопасности Турции, НАТО является сдерживающим фактором, продолжать дальнейшее участие в деятельности этой структуры. Оппозиция намерена продолжать курс на полноправное членство в ЕС, планируя целенаправленные шаги в этом направлении.

  1. Межгосударственные отношения
  • АрменияТурция. «Будут решительно продолжаться шаги по урегулированию существующих проблем между Турцией и Арменией».
  • ТурцияАзербайджан.«И впредь будут развиваться отношения с братским Азербайджаном на основе взаимного доверия. Шаги, направленные на сохранение режима прекращения огня между Азербайджаном и Арменией, будут продолжены, что, по мнению оппозиции, приведет к миру».
  • Турция–Россия. «Будут укрепляться отношения с Российской Федерацией на основе равноправия, посредством конструктивного диалога».
  • ТурцияСША. Учитывая, что турецко-американские союзнические отношения в последние годы переживают серьезные испытания, будут стремиться, чтобы отношения с США развивались на принципах равноправия и взаимного довериия. Учитывая, что в ответ на покупку Анкарой российских ЗРК С400 американцы приостановили участие Турции в международной программе производства истребителей 5-го поколения F-35, «Будут предприняты шаги для возвращения [в программу]».

В контексте межгосударственных отношений оппозиция также планирует урегулировать отношения с Грецией, защищать права турок, проживающих в оккупированной Турцией части Республики Кипр, рассматривая это как национальный вопрос, и, в рамках резолюции ООН, найти «постоянное решение израильско-палестинского конфликта» при прямом посредничестве Турции.

Поскольку отношения Запад-Сирия и Запад-Иран в настоящее время очень натянуты, а основная оппозиционная сила Турции — Народно-республиканская партия исповедует базовые принципы идеологии Запада (демократия, светскость и т. д.), политическая позиция партии относительно Ирана и Сирии в предвыборной программе не освещается, чтобы не потерять голоса электората на предстоящих выборах.

Можно сказать, что с точки зрения внешнеполитической направленности программа носит ярко выраженный прозападный характер. Али Бабаджан, лидер партии «Демократия и прогресс», которая сформировала коалицию с оппозицией, не скрывает, что «программа подходит для Европы». Исходя из этого, турецкие эксперты, особенно защитники внешнеполитического курса Эрдогана, подвергли оппозицию критике, посчитав, что в случае победы оппозиция будет «проводить согласованную с Западом внешнюю политику»[3].

Но при всем этом первой предвыборной проверкой альянса станет вопрос о выборе единого кандидата. Уже давно говорят о напряженных отношениях между Кылычдароглу и лидером «Хорошей партии» — Мераль Акшенер

[5]. Сплотится ли оппозиция в этот предвыборный и следующий за катастрофой период, и придут ли они к общему консенсусу относительно избрания единого кандидата, станет ясно в ближайшее время. Во всяком случае, авторитет и популярность К. Кылычдароглу в политическом альянсе оппозиции, по свидетельству проведенных в Турции соцопросов, сделают его наиболее вероятным кандидатом от оппозиции.

Что касается предвыборной программы Партии справедливости и развития, то она пока не опубликована. Во всяком случае, в конце октября 2022 г. стало известно, что Партия справедливости и развития подготовила предвыборный «манифест» из 23 рубрик под названием «Век Турции», где представлены основные цели партии. Документ затрагивает сферы военной промышленности, технологий, здравоохранения и экономики.

Примечательно, что предвыборные программы как оппозиции, так и правящей партии были обнародованы еще до разрушительного землетрясения. Поэтому, вполне вероятно, что включенные в них программы и проекты, касающиеся социально — экономической сферы, в дальнейшем будут рассмотрены. В настоящее время трудно предсказать, какое влияние окажет на позиции избирателей разрушительное землетрясение, оставившее глубокий след в различных сферах общественной жизни.

Однако отметим, что, с одной стороны, стихийные бедствия могут привести к общественной консолидации вокруг действующей власти, ведь именно действующий режим является основным действующим лицом в реагировании на стихийное бедствие и оказании помощи пострадавшим регионам. С другой стороны, стихийные бедствия также могут выявить и еще больше обострить существующие социальные проблемы и политическую напряженность в стране.

ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ВЫБОРЫ

Выборы, которые состоятся в Турции в 2023 году, скорее всего, будут зависеть от нескольких основных факторов: состояния экономики, обстановки в плане безопасности, а также проблем, вызванных нарушениями прав человека.

Экономическая ситуация будет ключевым фактором на выборах, поскольку в последние годы Турция столкнулась с рядом проблем (инфляция, высокая безработица, обесценивание турецкой лиры, сокращение иностранных инвестиций и т. д.). Сохранение этих тенденций может повлиять на исход выборов. В сложившейся ситуации правящая партия может потерять поддержку общественных масс. Неслучайно, что проблемы, связанные с экономикой, были и остаются одним из самых ключевых вопросов спора между правящей партией и оппозицией.

Принимая во внимание негативные тенденции, зафиксированные в экономической сфере в последние годы и тяжелую социально-экономическую ситуацию, вызванную катастрофическим землетрясением, многое будет зависеть от того, какие взгляды и программы по восстановлению страны будут представлены кандидатами, участвующими в выборах.

Вопросы безопасности также имеют ключевое значение, и, скорее всего, станут важным фактором в предвыборной кампании. Анкара столкнулась с рядом проблем безопасности как внутри страны, так и за ее пределами. Отношения Турции с Евросоюзом и США в рамках НАТО и разногласия с партнерами по разным вопросам также могут сыграть свою роль на этих выборах, так как представляют важность для значительного числа избирателей. Поэтому преимущество на выборах будет иметь кандидат в президенты, который, с одной стороны, будет апеллировать к обществу с более реалистичным видением экономики и безопасности, а с другой стороны, будет восприниматься в качестве силы, эффективно управляющей внешней политикой.

Можно предположить, что решающую роль будет играть и стратегия проведения кандидатами предвыборной борьбы, в том числе – использование социальных сетей и способность донести свой посыл до избирателей, а также популярность кандидатов, их политический и государственный управленческий опыт.

ВОЗМОЖНЫЕ СЦЕНАРИИ

По какому возможному сценарию пройдут выборы и чего можно ожидать в случае победы или поражения кого-либо из кандидатов конкурирующих сил?

Учитывая, что Партия справедливости и развития во главе с Эрдоганом находится у власти уже почти два десятилетия и за это время сформировала мощную политическую поддержку в стране, то не исключено, что он будет переизбран при поддержке этой опоры. Тем не менее, почувствовав возможность поражения, Эрдоган может прибегнуть к радикальным мерам (фальсификация результатов выборов в свою пользу, раздача предвыборных взяток, различные запугивания и т. д.), чтобы удержать власть.

В предвыборных выступлениях Эрдогана сложно найти предпосылки того, что после его победы Турция изменит свое агрессивное и опасное отношение, особенно к тем соседям, с которыми у нее напряженные отношения. При этом, согласно программе партии, Турция претендует на роль «примирителя» и «посредника» в урегулировании различных региональных проблем и конфликтов. Не стоит исключать, что Анкара может прибегнуть к жесткой силе и проводить силовую внешнюю политику для обеспечения своих безопасностных интересов в прилегающих к ней регионах. Также можно предположить, что под видом обеспечения демократии и безопасности будут продолжаться ограничения прав и свобод СМИ, общественных деятелей, национальных меньшинств; неотъемлемым элементом внутренней политики будет давление на оппозиционные группы и партии.

Чего ожидать в случае поражения Эрдогана? Учитывая его возраст и возможное поражение на президентских выборах, «ПСР» может выдвинуть на пост лидера одного из родственников и сочувствующих Эрдогану. Не исключено, что Реджеп Тайип может выдвинуть на эту роль своего зятя – Сельчука Байрактара или кого-либо из членов партии, имеющих политический и управленческий опыт. В случае иного развития событий возможно появление разногласий в «ПСР», в результате которых многие члены партии, согласно сформировавшейся в стране тенденции, уйдут, создав новые политические образования.

Оппозиционные партии добились значительных успехов на последних выборах в органы местного самоуправления[7] в 2019 году и могут стать серьезной проблемой для правящей партии. Если объединенный кандидат в президенты, представляющий оппозиционный альянс, проиграет Эрдогану с большинством голосов, как сценарий, мы не исключаем, что оппозиция, не смирившись с зафиксированными на выборах результатами, обвинит власти в их фальсификации и, при наличии критической массы, попытается осуществить смену власти посредством антиправительственных демонстраций.

В случае неудачи на выборах в краткосрочной перспективе возможен распад альянса. В результате возможно появление на политическом ландшафте Турции новых партий, способных бросить вызов традиционным политическим структурам.

В заключение следует отметить, что победившая в результате выборов политическая сила, по сути, будет определять основной курс экономического развития Турции, внешней политики и политики безопасности на ближайшие годы. Сторона-победитель прояснит свою позицию по различным вызовам регионального и геополитического значения. Поэтому в среднесрочной перспективе следует ждать ситуации, которая позволит лучше видеть процессы, происходящие во внутриполитической жизни Турции, дальнейшие стратегические шаги официальной Анкары и, в целом, геостратегическое значение этой страны на региональном и глобальном уровнях.

РА. ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

В этом контексте считаем важным сделать некоторые замечания относительно армяно–турецких отношений.

Урегулирование вышеуказанных отношений, как и прежде, будет связано
с урегулированием армяно–азербайджанского конфликта и продолжением политического дискурса о предусловиях. В то же время можно предположить, что Анкара будет предъявлять Еревану и другие предусловия (предоставление так называемого «Зангезурского коридора», отказ от Арцаха и признания Геноцида армян и т.д.) и будет стремиться достичь выполнения этих требований.

Что касается сферы безопасности, то экспертно-аналитическое и академическое сообщество РА не раз высказывалось об опасностях и рисках, которые могут появиться в случае нормализации армяно–турецких отношений. В частности, в случае снятия блокады РА эксперты различают экономическую и политическую экспансию, изменение демографической картины, а также возможные угрозы национальной безопасности, такие как подстрекательство Турции к террористическим актам и социальным столкновениям в РА, как основные вызовы с точки зрения национальной безопасности страны[8],[9].

Можно предположить, что вне зависимости от результатов выборов внешние риски безопасности для РА не уменьшатся: какие бы политические силы ни руководили Турцией, будь то исламисты, националисты или либералы, политика в отношении РА и армян не изменится. Будут меняться формы и механизмы давления в зависимости от ситуации, будет осуществляться как политика «жесткой», так и «мягкой силы».

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Пахлян А., Агаджанян С., Варданян Т., Микаелян Т., Арутюнян А. (2022). Возможности и вызовы разблокирования Армении со стороны Турции (на арм.), серия «АМБЕРД», 57, с. 132. DOI: 10.52174/978-9939-61-255-3.
  2. Атоян В., Пахлян А., Агаджанян С., Варданян Т. (2022). Риски и возможности налаживания армяно-турецких отношений в контексте новых региональных реалий. Регион и мир, 13(6), сс.13-14.
  3. Duran B. (2023). Muhalefetin Batı’ya uyumlu dış politikası. (03.02.2023). https://www.sabah.com.tr/yazarlar/duran/2023/02/03/muhalefetin-batiya-uyumlu-dis-politikasi (дата обращения: 16.02.2023).
  4. Kemal Kılıçdaroğlu ve Meral Akşener yarın bir araya gelecek (2023). Cumhuriyet. (26.02.2023). https://www.cumhuriyet.com.tr/siyaset/son-dakika-kemal-kilicdaroglu-ve-meral-aksen er-yarin-bir-araya-gelecek-2055525 (дата обращения: 02.2023)
  5. Türkiye Yüzyılı vizyon belgesi içeriği. (2022). Yeni Şafak (28.10.2022). https://www.yeni safak.com/cumhurbaskani-erdogan-cuma-gunu-ne-aciklayacak-ak-partinin-vizyon-belgesinde-ne-var-h-3866763 (дата обращения: 25.02.2023).
  6. Ortak Politikalar Mutabakat Metni. (2023). https://chp.org.tr/yayin/ortak-politikalar-mutabakat-metni/Open (дата обращения: 02.2023).

1 Востоковед, тюрколог. 2008-2019 гг. работал в научно-образовательном фонде «Нораванк» при правительстве РА в должности руководителя Центра арменоведческих исследований, с 2014 по 2021 гг., научный сотрудник «Центра региональных исследований» Академии государственного управления РА. 2019-2021 гг. работал старшим специалистом в отделе «Аналитическая служба» «Центра по связям с общественностью и информации» Аппарата Премьер-министра РА. 2021-2022 гг. – Главный архивист «Отдела научно-исследовательских работ и международных связей» ГНО «Национальный архив Армении». Является автором более 100 научно-аналитических статей и 12 коллективных монографий.

2 Исходная статья: Симаворян А., Президентские выборы в Турции-2023. Статья представлена в редакцию 28.02.2023.

3 Ortak Politikalar Mutabakat Metni (2023). https://chp.org.tr/yayin/ortak-politikalar-mutabakat-metni/Open  (дата обращения: 18.02.2023).

4 Членами организации являются Турция, Иран, Пакистан, Бангладеш, Малайзия, Индонезия, Египет и Нигерия.

5 Duran B. (2023). Muhalefetin Batı’ya uyumlu dış politikası. Sabah.  (03.02.2023). https://www.sabah. com.tr/yazarlar/duran/2023/02/03/muhalefetin-batiya-uyumlu-dis-politikasi (дата обращения: 16.02.2023).

6 Kemal Kılıçdaroğlu ve Meral Akşener yarın bir araya gelecek. (2023). Cumhuriyet (26.02.2023). https://www.cumhuriyet.com.tr/siyaset/son-dakika-kemal-kilicdaroglu-ve-meral-aksener-yarin-bir-araya-gelecek-2055525  (дата обращения: 27.02.2023).

7 Хотя правящая Партия справедливости и развития победила на всеобщих выборах, она проиграла в крупных городах Турции, таких как Стамбул, Анкара, Измир, Адана, Анталия и т. д.

8 Пахлян А., Агаджанян С., Варданян Т., Микаелян Т., Арутюнян А. (2022). Возможности и вызовы разблокирования Армении со стороны Турции (на арм.), серия «АМБЕРД», 57, с. 132. DOI: 10.52174/978-9939-61-255-3.

9 Атоян В., Пахлян А., Агаджанян С., Варданян Т. (2022). Риски и возможности налаживания армяно-турецких отношений в контексте новых региональных реалий. Регион и мир, 13(6), сс.13-14.