Ближний Восток, Запад, РА, Арцах, Диаспора, СНГ, Сопредельные страны, Юго-Восточная Азия, Южная Америка

Будете ли вы сражаться за свою страну?

Аннотация

В статье приводятся некоторые результаты опроса института Gallup International, проведенного в конце 2023 г. в 45 странах мира, в том числе и в Армении. В частности, анализируются ответы на вопрос «Будете ли вы сражаться за свою страну?».

ԿԿՌՎԵ՞Ք, ԱՐԴՅՈՔ, ՁԵՐ ԵՐԿՐԻ ՀԱՄԱՐ
Մարջանյան Ա. Հ.

Սեղմագիր

Հոդվածում ներկայացվում են Gallup International կազմակերպության կողմից 2023 թ. վերջին աշխարհի 45 երկրներում, այդ թվում՝ Հայաստանում անցկացված հարցման որոշ արդյունքները։ Մասնավորապես, վերլուծվում են  «Կկռվե՞ք արդյոք ձեր երկրի համար» հարցի պատասխանները։

WOULD YOU FIGHT FOR YOUR COUNTRY?
Marjanyan A. H.

Summary

The article presents some results of the «Global Barometer of Hope and Despair» survey, conducted in 2023 by the Gallup International in 45 countries, including Armenia. The answers to the question «Would you fight for your country?» are analyzed.

Ара А. Марджанян(1)(2)

«Աղաչում եմ. / Եվ թվաբա՜ն եղեք մի քիչ, / Բայց պայմանով այս ամոքիչ.

Ո՛չ թե ճշտին սուտ գումարեք, / Այլ բաժանեք սուտը ճշտին.

Ո՛չ թե վշտին գութ գումարեք, / Այլ բաժանեք գութը վշտին»:

Паруйр Севак, 1957г.(3)

ВВЕДЕНИЕ

В мире проводятся множество опросов того, что обычно называется общественным мнением. Опросов часто бессмысленных, иногда – значимых и важных. Цель нашей заметки ознакомить читателя с результатами одного такого опроса, проведенного в рамках проекта «Глобальный барометр надежды и отчаяния»(4) Международным институтом Гэллапа (Gallup International) в 45 странах мира в конце 2023 г. [1].

В Армении опрос проводился компанией MPG LLC методом компьютерного и телефонного опроса среди 1100 граждан старше 18 лет. В Азербайджане – компанией SIAR Research & Consulting Group, путем простого телефонного опроса среди 500 граждан старше 18 лет. В РФ, в отличии от предыдущих лет, опрос проводился компанией Be Media Consultant среди 1200 граждан старше 18 лет, методом интернет-опросов(5). Всего с октября по декабрь 2023 г. в 45 странах мира было опрошено 46 тыс. 138 человек, по средне-страновой репрезентативной выборке порядка 1000 мужчин и женщин. Погрешность опроса составила от +3 до 5% при уровне достоверности 95% [1].

Среди прочего, опрощенным задавался следующий вопрос «Если бы была война, в которой была бы втянута (ВАША СТРАНА), согласились бы вы сражаться за свою страну?».

Поскольку этот вопрос задавался нам не только, и не столько, международным институтом Гэллапа, но самой жизнью и судьбой, и не только в конце 2023 г., но и на протяжении ряда лет, любопытно проанализировать полученные данные, и сверить их с нашими ощущениями.

  1. ФОРМА СЛОВ (культуромическое отступление)

«What kind of house is this,» he said / «Where I have come to roam?»

«It’s not a house», says Judas Priest / «It’s not a house, it’s a home»

Боб Дилан, «Баллада о Фрэнки Ли и Иуде-Священнике», 1967.(6)

Нам доподлинно не известно, как именно формулировался этот вопрос в конкретных странах, например на армянском, азербайджанском или русском языках. На момент написания нашей статьи (апрель 2024 г.), результаты на армянском, как, собственно, и на других языках, не публиковались. На официальном сайте Gallup International присутствует лишь краткий отчет опроса 2023 г., разумеется – на английском [1]. А сотня публикаций на эту тему, опубликованных на десятках языков мира различными ресурсами в последние дни и недели, ссылаются лишь на этот англоязычный отчет. Причем результаты приводятся без какого бы ты ни было анализа.

Однако в реальной жизни, вопрос этот был задан на 43 различных языках и в 45 странах мира, порождая, тем самым, как минимум 45 различных комплексов взаимодействий «язык/слово/культурно-историческая языковая интерпретация». Ведь, одно дело, допустим спросить на русском, «Будете ли вы сражаться за свою страну». И иное дело поставить вопрос «Будете ли вы сражаться за свою родину», или «Родину» с большой буквы, или, даже, за «Отчизну» (Patria, Հայրենիք). Одно дело предварить вопрос некой преамбулой, проясняющей ситуацию, например предварительно сказать «если нападут на вашу родину, то будете ли вы сражаться за нее». И другое дело спросить –«если ваша страна нападет на врага, будете ли вы, тем не менее сражаться за нее», и т. д. И здесь, мы, в который раз, оказываемся на тонком льду проблемы перевода, коннотации и интерпретации слов в различных языковых средах.

Интересующий нас вопрос на английском языке (исходный шаблон опроса) был сформулирован следующим образом: «If there were a war that involved (YOUR COUNTRY), would you be willing to fight for your country?», с вариантами ответа «Да», «Нет», и «Затрудняюсь ответить» или «Не дали ответа» [1]. Национальным командам оставалась лишь подставить вместо скобок название той или иной страны, где проводился опрос, а при переводе строго следовать лексической логике и форме шаблона. Будем исходить из того, что на русском языке задавался вопрос «Если бы была война, в которой втянута (ВАША СТРАНА), будете ли вы готовы сражаться за свою страну?», на армянском «Եթե պատերազմ լիներ, որին ներքաշված է (ՁԵՐ ԵՐԿԻՐԸ), ապա պատրաստ կլինեի՞ք կռվել ձեր երկրի համար».

Первое что тут бросается в глаза, это желание составителей использовать эмоционально нейтральную формулировку. Для чего в английском шаблоне понадобилась довольно громоздкая преамбула «If there were a war that involved your country». Составители явно избегают уточнения o какой войне речь. Ведь одно дело, если ваша страна подверглась (неспровоцированной) военной агрессии, и вы имеете моральное обоснование и юридическое право вести оборонительную войну, движимые образцами патриотической мифологии или ссылаясь на статью 51 Устава ООН(7). Другое дело, если ваша страна развязала войну и является, по сути, агрессором. Но, опросник Gallup International обходит все эти тонкости и исходит как бы из свершившегося факта, – ваша страна уже втянута (involved) в войну. И вопрос теперь в том, будете ли вы сражаться за нее (to fight for), или нет.

Второе, на что следует обратить внимание это то, что составители намеренно использовали нейтральное понятие «ваша страна» (YOUR COUNTRY), избегая использовать такие эмоционально окрашенные слова как «родина» или «отчизна». Что приводит нас к интересному вопросу о различной коннотации и частоте употребления (использования) таких слов как «country», «homeland», «fatherland», «страна», «родина», «отчизна», «երկիր», «էրկիր», «հայրենիք», «patria», «vaterland» и др, в различных языковых и культурных средах, в различное историческое время.

К счастью, после «великой декабрьской революции 2010 г.» и создания инструмента «Google N-grams» [3], оказалось возможным качественно, а главное – количественно, исследовать подобные вопросы, с невиданной до того точностью, хотя только для некоторых, крайне не многих, языковых сред(8). Создание инструмента Google N-grams и его размещение в открытом доступе привело к появлению целой новой области междисциплинарных исследований, названной «культуромикой» (Culturomics, не путать с культурологией). В последнее десятилетия она переживала бурный рост. Более подробно весь круг этих вопросов обсуждается в работе [3], к ней, и приведенной там литературе, и отсылаем заинтересованного читателя.

Здесь же, ограничимся тем, что с помощью указанного инструмента на Рис. 1 (вверху) построим кривые частоты употребления трех различных слов «country» («страна»), «homeland» («родина») и «fatherland» («отчизна»)(9), в т.н. «корпусе словоупотребления английского художественного языка»(10), включающего в себя книги и статьи изданные с 1900 по 2019 гг. Этот корпус состоит из 361 миллиардов(11) единиц (частот, %) употребления отдельных слов (1-grams) или их различных сочетаний (N-grams, где N может доходить до 10).

Как видим, частота использования слова «country» в этом головокружительном корпусе намного превосходит частоту использования слов «homeland» и «fatherland», практически на всем рассматриваемом временном отрезке. В этом смысле оно может считаться общеупотребительным в самом широком контексте и, следовательно, нейтральным. Превосходство это настолько велико, что параллельное воспроизведение кривых этих трех слов на одном графике в едином масштабе, подавляет кривые слов «homeland» и «fatherland», делая их практически неразличимыми. Тем не менее уже здесь заметна важная культурно-историческая и лингвистическая особенность словоупотребления английского художественного языка: постепенное снижение частоты употребления слова «country» в английском литературном языке на всем протяжении 20-го века (частота употребления уменьшается в два раза за весь бурный 20-ый век).

Рисунок 1. Частота употребления трех отдельных слов (1-grams) «country», «homeland» и «fatherland», (вверху). Внизу — отдельно только двух слов «homeland» и «fatherland». Корпус английской художественной литературы, 1900-2019 гг. Источник: Google Books Ngram Viewer.

Причем, темп снижения возрастает с середины 60-x годов прошлого века (образно говоря, с «Мая 1968-го» и «сексуальной революции» [4]). После 2012-13 гг. частота употребления слова «country» в английском литературном языке начинает снова заметно расти, впервые за более чем 100 лет (см. Рис. 1, вверху). На наш взгляд, это яркая, «лингвистическая» иллюстрация победного шествия эпохи «глобализации», начавшейся с 70-х годов прошлого века, и длящейся более трех десятилетий. Вплоть до кризиса 2009 г. и началом «американо-китайского» глобального противостояния, осознанного англосаксонским миром в начале 10-х годов века нынешнего.

Для того чтобы более отчетливо выявить особенности использования именно слов «homeland» и «fatherland», синонимичных русскому слову «родина», на том же рисунке, внизу, приводим результаты за тот же период времени только для этих двух слов. Полученная картина весьма показательна. Как видим, до 1914 г. и Первой Мировой Войны («The Great War» – в англоязычной культурной среде), частота использования слова «fatherland» заметно превышает частоту использования исконно «англосаксонского» слова «homeland». После «Великой Войны» и поражения Германии, заметно снижение частоты слова «fatherland». И наоборот, заметен рост частоты употребления слова «homeland», который достигает своего первого пика во второй половине 20-х годов прошлого века. Кривые пересекаются в 1932 г., на кануне прихода к власти в Германии нацисткой партии. Своего второго пика частота употребления слова «homeland» достигает в разгар Второй Мировой и далее остается заметно выше частоты слова «fatherland», сильно отдающим «германским», если не сказать «нацистским» началом(12).

В конце концов, наши англосаксонские друзья говорят «homeland security», а не «country security», и уж тем более не «fatherland security». Более яркая картина вскрывается при анализе корпуса немецкого языка, или при одновременном анализе корпусов английского и немецкого языков для слов «fatherland» и «Vaterland», но здесь мы все это опустим.

Рисунок 2. Частота употребления словосочетаний (3-grams) «сражаться за родину» и «сражаться за страну». Корпус русского языка, 1900–2019 гг. Источник: Google Books Ngram Viewer.

Наконец для того, чтобы проиллюстрировать возможности инструмента N-grams и выявить языковые и культурно-исторические особенности русского языка на Рис. 2 приводим кривые частот употребления словосочетаний из трех слов (3-grams) «сражаться за родину» и «сражаться за страну» для корпуса русского языка, с 1900 по 2019 гг.

Не вдаваясь в подробности анализа, выделим лишь два главных для нашей статьи обстоятельства. Во-первых, частота использования словосочетания «сражаться за родину» имеет два явственных пика для периодов 1-й и 2-ой Мировых Войн. И во-вторых, использования словосочетания «сражаться за страну» имеет почти нулевую частоту использования вплоть до начала политики «Дета’нта»(13) в 70-х годах прошлого века. Заметный рост частоты употребления этого словосочетания начинается только после развала СССР в 1991 г., см. Рис. 2.

Надо ли говорить, что корпус словоупотребления армянского языка, несмотря на значительные достижения 60-х и 80-х годов прошлого века, по сей день так и не создан. А ведь было бы любопытно сравнить, например, частоту и динамику использования, словосочетаний «Մահ կամ Ազատություն» и «Մահ կամ Հայրենիք», возможно даже «Հայրենիք կամ Ազատություն», в корпусе армянского языка, допустим с 1900 по 2024 гг(14).

Это, «культуромическое», отступление нам понадобилось для того, чтобы подчеркнуть:

  • Важность роли языка (и перевода) в глобальных опросах общественного мнения;
  • Объем и последствия предпринятых мер для сохранения «нейтральности» формулировки вопроса в опроснике Gallup International;
  • Имманентность, неуничтожимость языкового и культурно-исторического «бэкграунда», скрытого за результатами опроса, подобного опросам «EoY» Gallup International.

Предваряя вопрос «хитрой» преамбулой и используя выражение (YOUR COUNTRY), составители опросника действительно придали некую «нейтральность» поставленному вопросу, однако ни в коей мере не нивелировали языковые и культурно-исторические особенности, присущие различным языковым средам. А учитывая тенденцию человеческого мозга упрощать любые, в том числе и социально-лингвистические, задачи, не вызывает сомнения что на эмоциональном и подсознательном уровне формулировка вопроса Gallup International в конечном счете воспринималась как простой и ясный вопрос. «Будете ли вы сражаться за свою страну?». Возможно, даже и «за свою Родину».

РЕЗУЛЬТАТЫ. Предварительный анализ

«Եվ պարծեցեք ո՛չ թե հարցով. / Հպարտացեք լոկ լուծումո՜վ»

Паруйр Севак, 1957 г.

Результаты опроса 2023 г. [1] мы обобщили на трех графиках в зависимости от характера ответов – утвердительный («Да»), отрицательный («Нет»), и неопределенный «Не знаю»(15). Так, на Гр. 1 приводим процент респондентов 45 стран, ответивших «Да», причем, график этот ранжирован по убыванию. Т. е. очередность стран по оси Х графика следует убыванию процента утвердительного ответа на поставленный вопрос. В источнике они приводятся в алфавитном порядке (английского языка). На этом же графике отдельно приводится и среднеарифметический результат (51.7% – «Да»), как если бы это была отдельная «средняя» страна, охваченная опросом. Мы исправили небольшие ошибки, допущенные в [1] при вычислении и округлении средних значений ответов.

Далее везде в категорию «неопределенного» ответа, мы сводим ответы «Не знаю» и «Затруднились ответить».

График 1. Процент ответов «Да». Опрос 2023 г. Очередность стран следует убыванию процента утвердительного ответа. На врезке, сопоставление графиков ответов «Да» и «Нет» для очередности стран по ответу «Да».

Как видим, в конце 2023 г. Армения, с показателем 96% утвердительного ответа на поставленный вопрос, заняла первое место среди всех 45 стран, охваченных опросом (Гр. 1). Второе место заняла С. Аравия (94%), Азербайджан занял третье место (88%), за ним следуют Пакистан (86%) и Грузия (83%). Для этой пятерке лидеров характерно существенное, почти двукратное, превышение процента ответов «Да» над средним значением этого ответа для рассмотренных стран (51.7%, Гр. 1).

Причем, и это важно для дальнейшего анализа, процент респондентов ответивших «Нет» для этой первой пятерки стран не превышает 10% (за исключением Грузии – 12%, см. Гр. 2). Так, для Армении и С. Аравии он составил всего 2% и 3% соответственно, что более чем в 10 раз выше среднего значения (34%)(16) ответа «Нет» для всех рассмотренных стран (см. Гр. 2). Процент респондентов, затруднившихся с ответом, для первой пятерки стран не превышает 6%, что опять-таки заметно ниже среднего значение подобного ответа (15%, см Гр. 3) для 45 стран(17).

На первый взгляд представляется естественным, что и графики отрицательного и неопределенного ответов необходимо также строить в виде ранжированных графиков, построенных по убыванию процента ответов «Нет» и «Не знаю» соответственно. Обычно так и делается в большинстве случаев анализа результатов того или иного опроса. Однако, исходя из соображений, о которых будет сказано ниже, очередность стран для ответов «Да» нами намеренно сохранена и на последующих графиках «отрицательного» (Гр. 2) и «неопределенного» (Гр. 3) ответов.

График 2. Процент ответов «Нет» на вопрос «Будете ли вы сражаться за свою страну?», 2023 г. Очередность стран следует очередности стран Гр. 1.

Обратим внимание на одно важное обстоятельство. Гр. 2 отрицательных ответов, построенный, однако для очередности стран Гр. 1, а не ранжированный по убыванию процента респондентов ответивших «Нет», с геометрической точки зрения в целом является как бы зеркальным отражением Гр. 1 (это обстоятельство мы подчеркнули во врезке Гр. 1). Иными словами, Гр. 2 выглядит так, как если бы он был ранжирован по убыванию ответа «Нет». Это отнюдь не тривиальный результат, и, говоря вообще, априорно это ни откуда не следует.

То обстоятельство, что очередность стран Гр. 1 для ответов «Да», демонстрирует «геометрический смысл» и для графика отрицательных ответов «Нет» Гр. 2, указывает на тот факт, что результаты опроса в целом имеют «физический», внутренний смысл. Т. е. мы наблюдаем картину, где страны с ощутимо большим, по сравнению со средним, значением процента ответа «Да», одновременно являются и странами с ощутимо меньшим по сравнению со средним значением ответов «Нет». Аналогичная, но более размытая, картина заметна и на Гр. 3 неопределенных ответов, напомним, так же построенная для очередности стран Гр 1.

Все это указывает на внутреннюю последовательность (consistency) результатов опроса, отражающую степень «решимости» стран (точнее – респондентов этих стран) сражаться за свою страну. Говоря иначе, простое ранжирование стран по убыванию процента ответов «Да», сохраняет некоторый, «инвариантный», смысл и для прочих графиков. Что заставляет предположить, во-первых, что за массивом результатов скрыта некая, более богатая, картина, чем та, которая выявляется простым ранжированием результатов. И во-вторых, имеет смысл дальнейший анализ по выявлению этой картины, что мы и попытаемся сделать в следующей части статьи.

Однако вернемся к анализу результатов.

Заметим, что в первой пятерке стран Гр. 1, находятся все три страны Южного Кавказа. Это обстоятельство, на наш взгляд, указывает, с одной стороны, на высокий накал страстей у нас в регионе в 2022-23 гг. и решимость сражаться за свою страну. С другой – на геополитическую нестабильность региона, мобилизующее общество на ведение вооруженной борьбы. Характерно, присутствие С. Аравии и Пакистана в первой пятерке стран, к которым примыкает и Афганистан (6-е место Гр. 1). Что красноречиво дополняет картину бурлящего «Большого Ближнего Востока», выделяя Ю. Кавказ даже на этом неспокойном фоне.

График 3. Процент ответов «Не знаю». Опрос 2023 г. Очередность стран следует очередности стран Гр. 2.

На другом полюсе Гр. 1, в последней пятерке стран с респондентами в наименьшей степени готовых воевать за свою страну, мы видим Германию («Да» 23%), Италию (14%) и Японию (9%), занявшую, кстати, последнее место в опросе Gallup International за 2023 г.

Несколько неожиданным представляются результаты ответов, полученных в РФ в конце 2023 года. Так, на поставленный вопрос ответили «Да» лишь 32% респондентов, т. е. – заметно ниже среднего значения (52%) для рассмотренных 45 стран. Но и отрицательный ответ дали всего 20%, что также ниже среднего значения (33%, Гр. 2). Между тем как затруднились или не дали ответа 48% респондентов в РФ, что приблизительно в 3.5 раза выше среднего значения этого показателя для рассмотренных стран (14%, Гр. 3). На самом деле, это максимальный показатель Гр. 3, второе по величине значение Японии (41%) лишь слегка уступает ему, оставаясь все же необычайно высоким по всей выборке.

Для Украины опрос 2023 г. зафиксировал 62% ответов «Да», 33% «Нет», и всего 4% ответов «Не знаю». Таким образом, согласно [1], «решимость» украинцев бороться за свою страну почти в два раза выше «решимости» россиян, при существенно меньшем проценте «неопределившихся» респондентов.

(продолжение следует)

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. 2023 EoY Survey. Fewer people are willing to fight for their country compared to ten years ago. 25 March, 2024. https://www.gallup-international.com/survey-results-and-news/survey-result/fewer-people-are-willing -to-fight-for-their-country-compared-to-ten-years-ago
  2. Марджанян А. А., Научно-информационная политика и гибридные войны. «21-й ВЕК», № 4 (45), 2017 г. http://www.intelros.ru/pdf/21_vek/2017_04/2.pdf
  3. Марджанян А. А., ВСЕЛЕННАЯ СЛОВ։ Инструмент Google N-grams и частота использования слов. (на арм.), «21-րդ ԴԱՐ», թիվ 4 (74), 2017 թ. https://cyberleninka.ru/article/n/ vselennaya-slov-google-n-grams-i-chastota-ispolzovaniya-slov.pdf
  4. Марджанян А. А., «Симулякр» Жана Бодрийяра и «Медз Егерн» Барака Обамы. Ч. 2 «Май 1968г». (на арм.), «21-րդ ԴԱՐ», թիվ 4 (74), 2017 թ.

(1) Национальный эксперт ПР ООН (энергетика), национальный эксперт ЕС (транспорт), член экспертного клуба ЕАЭС, ведущий аналитик, д.тех.н., с.н.с.

(2) Статья представлена в редакцию 10.05.2024.

(3) «Աղաչում եմ», сборник «Մարդը ափի մեջ», 1957 г.

(4) «Global Barometer on Hope and Despair». Иначе называемом «End of Year Survey (EoY)». Они проводятся с 1977 г.

(5) Ранее, в РФ от имени Gallup International опросы проводила компания «РОМИР», см. например [2].

(6) «The Ballad of Frankie Lee and Judas Priest», альбом “John Wesley Harding”, 1967.

(7) Статья 51, «Устав ни в коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на Члена Организации, до тех пор, пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности.» Глава VII Устава ООН: Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии (статьи 39–51).

(8) В мире насчитывается около 5 тысяч живых языков. Корпусы же словоупотребления Google созданы всего для семи из них (английский, — несколько корпусов, немецкий, французский, испанский, русский, китайский и иврит), подробно об этом см. [3].

(9) Обратим внимание, что русское «родина» восходит к роду, английское «homeland» к дому «home», русское «отчизна» к «отцу» (армянское «հայրենիք», английское “fatherland”, немецкое «vaterland», испанское и итальянское «patria» и т.д.). Откуда, собственно, и имеем «патриотизм», «հայրենասիրություն», или ЗРК «Patriot».

(10) Corpus linguistics, English, fiction, 2019.

(11) Для сравнения։ до 2010 г. лучшие лингвистические корпусы (английский, французский, испанский) насчитывали всего пару миллионов словоупотреблений, а первый (и последний) словарь «частоты использования слов современного армянского языка (составитель Б.К. Казарян), изданный в 1982 г. насчитывал всего 36 тыс․ слов, и ни одного словосочетания, см. [3].

(12) В конце концов, наши англосаксонские друзья говорят «homeland security», а не «country security», и уж тем более не «fatherland security». Более яркая картина вскрывается при анализе корпуса немецкого языка, или при одновременном анализе корпусов английского и немецкого языков для слов «fatherland» и «Vaterland», но здесь мы все это опустим.

(13) [фр. detente]. Политика ослабление международной напряженности («Разрядки»), политика «мирного сосуществования».

(14) В свое время мы говорили, что «создание корпуса армянского языка, задача не менее важная, чем создание еще одного танкового корпуса» [3].

(15) Далее везде в категорию «неопределенного» ответа, мы сводим ответы «Не знаю» и «Затруднились ответить».

(16) Среднее значение ответов «Нет» в [1] ошибочно приведено как 33%, точное значение равно 33.7%, см. Гр. 2.

(17) Среднее значение «неопределенных» ответов в [1] приведено как 14%, что не верно, см. Гр. 3. Сумма ответов «Да», «Нет», «Не знаю» или «Затрудняюсь ответить» может слегка отличаться от 100%, из-за ошибок округления.