Франция «выбрала» Армению

Комментарий Центра АРВАК, 21.01.2024

19.01.2024 г. во время традиционного ежегодного обращения президента Франции к армии Эммануэль Макрон заявил, что Французская Республика сделала исторический выбор, особенно – в отношении Армении. Он, в частности отметил:  «В 2024 году мы будем неустанно обеспечивать защиту наших заморских территорий и сталкиваться с обязанностями, которые лежат на великой нации, которой мы являемся. Здесь я воздержусь от подробного перечисления. Я мог бы упомянуть Балканы, Армению, которые привлекают наше внимание и приводят к усилению нашей позиции и принятию исторических решений, особенно в отношении Армении, о которой я только что упомянул».

Судя по всему, упоминание только Армении и Балкан в контексте стратегических задач Парижа на мировой арене в 2024 г. свидетельствует о приоритетности указанных двух направлений. В части, касающейся Армении очевидно, что ФР не хочет упускать успешно складывающуюся для нее ситуацию, когда Ереван, в силу событий последних лет, оказался перед лицом азербайджано-турецкой угрозы, но вместе с тем, четко сигнализирует о своем недоверии предложенной Москвой архитектуре безопасности на Южном Кавказе. В сложившихся условиях французской дипломатии удалось без особых затрат и усилий обеспечить существенный рост лояльности армянской власти и симпатий общества к Франции и ее региональной политике. Этот успех следует закрепить, что и будет последовательно делать Париж, расширяя связи с Ереваном, особенно акцентируя сферу обороны.

Что касается Балкан, то упоминанием о них Макрон, вероятнее всего, подчеркнул намерения Франции и дальше углублять союзнические отношения с Грецией и Кипром, результаты которых за последние пару лет ощутимо уравновесили ситуацию в Восточном Средиземноморье, умерив здесь аппетиты и агрессивное поведение Турции.

В широком смысле анонсирование Макроном «армяно-балканского военно-политического приоритета» можно трактовать как попытку Парижа вернуть элементы влияния на Ближнем Востоке в целом, которые Франция последовательно утрачивала начиная со второй половины XX века и вплоть до итогов «Арабской весны», поставившей крест на широком присутствии Пятой республики в политической жизни Ливана и Сирии. Тем самым, Франция стремится вновь закрепиться в зоне своих многовековых интересов, задействовав наиболее перспективные направления своей внешней политики в регионе Большого Ближнего Востока.

Следует также заметить, что подобный четкий посыл Макрона прозвучал сразу же после того, как широкой общественности в стране и мире стало известно о погибших в Харькове французских бойцах. На фоне разразившегося скандала президент дал понять, что происшедшее не повлияет на намерения Республики и далее принимать активное участие в той или иной форме в мировых конфликтных зонах, если они представляют военно-политическую значимость для Парижа.