Турция заговорила о транскаспийской газовой трубе

Комментарий Центра АРВАК, 13.03.2024

10.03.2024 стало известно, что Турция собирается закупать в больших объемах газ у Туркменистана. Министр энергетики и природных ресурсов Турции Альпарслан Байрактар заявил, что Анкара рассматривает три варианта импорта туркменского газа. Первый – это прокачка через Иран. Второй – своповый обмен через Иран и Азербайджан.  И третий – доставка газа по трубопроводу через Каспийское море. Именно этот вариант Байрактар назвал самым долгосрочным и устойчивым.

Министр также подчеркнул, что уже в ближайшее время Анкара приобретет 2 млрд кубометров туркменского газа. Это значит, что названный объем поступит в Турцию через иранский трубопровод или, скорее всего, будет передан Анкаре по своповой схеме — наиболее удобной и легко реализуемой в техническом плане.

Однако вопрос в том, что на данный момент Турция не сильно нуждается в газовых поставках из Туркменистана. Закупки иранского, ливийского, российского и азербайджанского газа полностью покрывают экономические нужды страны и запросы социального сектора. Кроме того, Турция уже осваивает собственные черноморские залежи газа, оцененные специалистами в 710 млрд кубометров3, которых, по подсчетам специалистов, хватит на удовлетворение всех потребностей Турции в течение 30 лет.  И это – не считая перспектив прокачки в Турцию израильского голубого топлива с газового месторождения «Левиафан» на Левантийском шельфе Средиземного моря.

Следовательно, можно предположить, что туркменский газ для Турции – вопрос не столько экономического, сколько политического толка и необходимости. Анкара, тем самым, просто нащупывает варианты привязки к себе Ашхабада – на данный момент самой независимой от Турции в политико-экономическом плане среднеазиатской тюркской столицы. Углеводороды – это самый главный сектор туркменской экономики, на котором, фактически, и держится политический режим в этой стране. При этом, вопреки другим тюркским государствам Средней Азии, Туркменистан пока не особо жалуeт идею общетюркского единства, и поэтому Анкара пытается подобраться к Ашхабаду именно с формата газового партнерства, которое в будущем должно перерасти в нечто более значимое и масштабное.

Начало процессу заложили переговоры между Реджепом Тайипом Эрдоганом и Гурбангулы Бердымухамедовым, в результате которых были подписаны «документы о сотрудничестве в сфере природного газа». Тем самым, дело уже сдвинулось с мертвой точки, и на данный момент Анкара стремится создать предпосылки для прокладки газовой трубы по дну Каспийского моря. Именно это и является политической целью Турции, которая с одобрения и при поддержке западных союзников пытается «пробить» проект энергетических коммуникаций из Средней Азии в Европу через Каспий, чему, в силу известных обстоятельств, десятилетиями противятся РФ и ИРИ. Если Турции удастся заполучить подобный стратегический энергомаршрут, то это не только оправдает ее планы по «перетягиванию на себя» главных энергетических артерий из Азии в ЕС (газовый хаб) и получения баснословных доходов, но и создаст основы для наращивания своего политико-экономического влияния на Среднюю Азию в контексте программы по осуществлению столетней мечты – «Великого Турана».

Также нельзя не учитывать и тот факт, что разговоры о транскаспийском трубопроводе Турция реанимирует именно тогда, когда в ее повестке «пульсирует» совместная с Азербайджаном программа по открытию так называемого «Зангезурского коридора». И едва ли это следует считать просто случайностью. Речь, по сути, идет о выстраиваемом «каспийско-зангезурском» газовом маршруте.